Грубая неосторожность водителя при управлении без прав – Пленум ВС РФ № 20. Грубая неосторожность

Пленум ВС РФ № 20. Грубая неосторожность

Уважаемые коллеги,

имеются некоторые сомнения в отношении п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан»

Итак сам пункт:

50. Совершение дорожно-транспортного происшествия в результате управления транспортным средством в состоянии опьянения в нарушение абзаца первого пункта 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, в силу пункта 1 статьи 963 ГК РФ является основанием для освобождения страховщика от исполнения своих обязательств по выплате страхового возмещения по риску «ущерб от ДТП».

Часть 1 ст. 963 ГК РФ на которую ссылается ВС РФ (далее — суд) имеет два абзаца:

Абз.1 «Страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 3 настоящей статьи»

.

Абз. 2 «Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя».

Что же имел ввиду суд? Если абз. 1, то вероятно он имел ввиду умысел Страхователя на наступление страхового случая. Соответственно управление транспортным средством в состоянии опьянения, является умыслом на наступление страхового случая. Однако тут у меня возникают некоторые сомнения. Страховой случай это повреждение или гибель ТС. Следовательно, по логике суда, каждый пьяный водитель горит желанием разбить свой автомобиль в лепешку. Хотя на самом деле, по моему мнению у него умысел лишь на езду, да и его еще доказать надо, умысел то. Получается, что суд, приравнял опьянение к умыслу. Занятно. Хотя чего это я наговариваю на Верховный суд. Может он имел ввиду, вовсе не абзац 1, а абзац 2, в соответствие с которым это наступление страхового случая в результате грубой неосторожности, что теперь то наконец похоже на правду. Не хотел разбивать машину, но разбил ввиду своей самонадеянности, думая, что он и пьяный  — водитель — ас или асс 🙂

 Тогда все правильно, это действительно грубая неосторожность.

А раз так, то мы на верном пути и плавно переходим к абз. 2

Однако, внимательно с ознакомившись с абзацем 2, приходит понимание, что это уже полный абзац,  и что чему то не тому меня учили в университете. Оказывается…

  1. Верховный Суд РФ является органом законодательной власти
  2. Постановления Правительства больше не являются иными правовыми актами, а являются Законом с юридической силой большей, чем кодифицированный акт
  3. Страховщик вправе отказать Вам в выплате, например по этим основаниям:
  • Совершение ДТП в результате управления транспортным средством с нарушением режима труда и отдыха;
  • Использование во время движения телефона не оборудованным техническим устройством, позволяющим вести переговоры без использования рук
  • Проехали на красный свет,
  • Развернулись через двойную сплошную или на пешеходном переходе, в тоннеле,
  • Двигались задним ходом на перекрестке
  • Занимали левую полосу при свободных правых
  • При любых других нарушениях правил дорожного движения, которыми Ваши действия были запрещены

 

Не верите? А пожалуйста:

Как указано в Гражданском кодексе, а точнее в абз. 2 ч. 1 ст. 963 ГК, освобождение страховщика от выплаты в случае грубой неосторожности Страхователя допускается в случае предусмотренном Законом. Надо ли кому то объяснять что такое Закон? Я знаю один такой Закон, это КТМ, а точнее ст 265 КТМ. Это все, других законов нет. Однако суд взял да и своей властью изменил ст. 963 ГК РФ. Теперь еще можно отказать не только по Закону, но еще и по постановлению Правительства, ведь он на него ссылается в п. 50? Ну чем вам суд не законодательный орган? Менять законы это не хухры-мухры. И тут одно из двух, либо Постановление правительства это теперь тоже закон, либо оно по юридической силе выше ГК РФ. Но тогда принимая логику суда и развивая ее дальше, приходим к выводам потрясающим воображение. Если нарушение запрещенное правилами дорожного движения приравнено к грубой неосторожности в силу Закона, то следовательно любое запрещенное ПДД действие автоматически подпадает по грубую неосторожность страхователя в силу Закона. Проезд на красный свет прямо запрещен ПДД. Соответственно, проехал на красный и совершил ДТП, фигу тебе, а не возмещение. От перспектив дух захватывает. Это ж какие деньжищщи будут сэкономлены и пойдут в налогоблагаемую базу.  Как же, сам Верховный суд разрешил. Какой нижестоящий суд теперь скажет, что Верховный Суд не это имел ввиду  🙂

А надо то было всего то применить закон подлежащий применению, а именно или 944 или 959 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств.

А может быть я чего то непонял?

zakon.ru

Грубая неосторожность по ГК РФ

Ответ. Гражданский кодекс РФ использует формулировку грубая неосторожность в ст.ст. 693, 697, 901, 1083, 1104.

Пунктом 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» установлено, что

виновные действия потерпевшего, при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда, являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается (пункт 2 статьи 1083 ГК РФ).

Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

Грубая неосторожность в практике Конституционного Суда РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 21.02.2008 года № 120-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Яновича М.В. на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 1064, пунктом 1 статьи 1079 и абзацем вторым пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации» гласит, что в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 1083 ГК Российской Федерации при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное.

Использование в данной норме такого оценочного понятия, как «грубая неосторожность», в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера возмещения потерпевшему, не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы, поскольку разнообразие обстоятельств, допускающих возможность уменьшения размера возмещения или отказа в возмещении, делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе, а использование федеральным законодателем в данном случае такой оценочной характеристики преследует цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций, что само по себе не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод заявителя, перечисленных в жалобе.

Вопрос же о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, разрешается в каждом случае судом с учетом конкретных обстоятельств. При этом, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что также не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод гражданина.

protvet.ru

Пленум ВС РФ № 20. Грубая неосторожность

Уважаемые коллеги,

имеются некоторые сомнения в отношении п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан»

Итак сам пункт:

50. Совершение дорожно-транспортного происшествия в результате управления транспортным средством в состоянии опьянения в нарушение абзаца первого пункта 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, в силу пункта 1 статьи 963 ГК РФ является основанием для освобождения страховщика от исполнения своих обязательств по выплате страхового возмещения по риску «ущерб от ДТП».

Часть 1 ст. 963 ГК РФ на которую ссылается ВС РФ (далее — суд) имеет два абзаца:

Абз.1 «Страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 3 настоящей статьи».

Абз. 2 «Законом

могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя».

Что же имел ввиду суд? Если абз. 1, то вероятно он имел ввиду умысел Страхователя на наступление страхового случая. Соответственно управление транспортным средством в состоянии опьянения, является умыслом на наступление страхового случая. Однако тут у меня возникают некоторые сомнения. Страховой случай это повреждение или гибель ТС. Следовательно, по логике суда, каждый пьяный водитель горит желанием разбить свой автомобиль в лепешку. Хотя на самом деле, по моему мнению у него умысел лишь на езду, да и его еще доказать надо, умысел то. Получается, что суд, приравнял опьянение к умыслу. Занятно. Хотя чего это я наговариваю на Верховный суд. Может он имел ввиду, вовсе не абзац 1, а абзац 2, в соответствие с которым это наступление страхового случая в результате грубой неосторожности, что теперь то наконец похоже на правду. Не хотел разбивать машину, но разбил ввиду своей самонадеянности, думая, что он и пьяный  — водитель — ас или асс 🙂

 Тогда все правильно, это действительно грубая неосторожность.

А раз так, то мы на верном пути и плавно переходим к абз. 2

Однако, внимательно с ознакомившись с абзацем 2, приходит понимание, что это уже полный абзац,  и что чему то не тому меня учили в университете. Оказывается…

  1. Верховный Суд РФ является органом законодательной власти
  2. Постановления Правительства больше не являются иными правовыми актами, а являются Законом с юридической силой большей, чем кодифицированный акт
  3. Страховщик вправе отказать Вам в выплате, например по этим основаниям:
  • Совершение ДТП в результате управления транспортным средством с нарушением режима труда и отдыха;
  • Использование во время движения телефона не оборудованным техническим устройством, позволяющим вести переговоры без использования рук
  • Проехали на красный свет,
  • Развернулись через двойную сплошную или на пешеходном переходе, в тоннеле,
  • Двигались задним ходом на перекрестке
  • Занимали левую полосу при свободных правых
  • При любых других нарушениях правил дорожного движения, которыми Ваши действия были запрещены

 

Не верите? А пожалуйста:

Как указано в Гражданском кодексе, а точнее в абз. 2 ч. 1 ст. 963 ГК, освобождение страховщика от выплаты в случае грубой неосторожности Страхователя допускается в случае предусмотренном Законом. Надо ли кому то объяснять что такое Закон? Я знаю один такой Закон, это КТМ, а точнее ст 265 КТМ. Это все, других законов нет. Однако суд взял да и своей властью изменил ст. 963 ГК РФ. Теперь еще можно отказать не только по Закону, но еще и по постановлению Правительства, ведь он на него ссылается в п. 50? Ну чем вам суд не законодательный орган? Менять законы это не хухры-мухры. И тут одно из двух, либо Постановление правительства это теперь тоже закон, либо оно по юридической силе выше ГК РФ. Но тогда принимая логику суда и развивая ее дальше, приходим к выводам потрясающим воображение. Если нарушение запрещенное правилами дорожного движения приравнено к грубой неосторожности в силу Закона, то следовательно любое запрещенное ПДД действие автоматически подпадает по грубую неосторожность страхователя в силу Закона. Проезд на красный свет прямо запрещен ПДД. Соответственно, проехал на красный и совершил ДТП, фигу тебе, а не возмещение. От перспектив дух захватывает. Это ж какие деньжищщи будут сэкономлены и пойдут в налогоблагаемую базу.  Как же, сам Верховный суд разрешил. Какой нижестоящий суд теперь скажет, что Верховный Суд не это имел ввиду  🙂

А надо то было всего то применить закон подлежащий применению, а именно или 944 или 959 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств.

А может быть я чего то непонял?

zakon.ru

Грубая неосторожность страхователя в практике российского морского права

  Наше законодательство предусматривает понятие как грубой неосторожности , так и простой При простой неосторожности речь идет о такой ошибке, избежать которую данное лицо могло лишь, благодаря, например, своей особо высокой квалификации. Стоит отметить, что простая неосторожность не освобождает страховщика от ответственности. Грубая неосторожность представляет собой совершение грубых ошибок, упущений , выразившихся в отступлении от обязательных в отступлении от обязательных требований внимательности и осмотрительности. Например, был произведен ремонт судна (главного двигателя) без надзора Регистра, и в дальнейшем произошла поломка двигателя. В соответствии Гражданским кодексом РФ, а именно ст. 963, страховщик обязан возместить страхователю (выгодоприобретателю) убытки при наступлении страхового случая. Однако страховщик, как определено, освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. При этом установлено, что законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя. К данным правоотношениям применим Кодекс Торгового Мореплавания РФ, согласно ст. 265 которого страховщик не несет ответственности за убытки, причиненные умышленно или по грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя либо его представителя. Именно трактовка в КТМ РФ представителей дает возможность отказывать в выплате страхового возмещения. Многие страховые компании считают, что представителями являются весь экипаж судна. Т.е. если произошла авария с судном, вызванная либо столкновением, либо посадкой на мель, гибель судна и т.д. основанием для отказа в данном случае будет для страховщиков будет считаться грубая неосторожность членов экипажа. Например, грубая неосторожность капитана судна, помощников, выразившееся в грубых судоводительских ошибках. Или допустим ошибки механиков, приведших в поломки главного двигателя.

В данных случаях многие страховщики считают, что данные действия подпадают по грубую неосторожность и есть основания для отказа в выплате страхового возмещения. Данные спорные ситуации неоднократно были предметом разбирательства в арбитражных судах РФ.

Изначально суды исходили из того, что юридическое лицо в силу закона должно нести ответственность за деятельность своих работников. Те самым грубая неосторожность работников есть грубая неосторожность юридического лица. Пример: в Балтийском море произошла посадка на грунт судна, с причинением повреждения подводной части судна и рулевого устройства. Судно находилось с грузом, топливом, маслом и балластами. Была произведена спасательная операция судна. Впоследствии было установлено, что посадка судна на мель была вызвана грубыми ошибками старшего помощника капитана судна и вахтенного механика. Страховая организация отказала в выплате страхового возмещения, сославшись на грубую неосторожность представителей страхователя, посчитав таковыми старшего помощника, и вахтенного механика. Суд посчитав доводы страховой организации убедительными, отказал в иске страхователю.

Однако, долгие судебные тяжбы выработали практику, которой следует руководствоваться как страхователю так и страховщику. Положения ст.265 КТМ РФ предусматривает, что страховщик не несет ответственности за убытки, причиненные умышленно или по грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя , либо его представителя. В связи с этим юридическое лицо несет ответственность за своего работников,( члены экипажа застрахованного судна) с которым оно состоит в трудовых отношениях, за вред, причиненный этим работниками. Положения п.1 ст.1068 ГК РФ предусматривает, что «юридическое лицо … возмещает вред, причиненный его работником, при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей». При этом согласно п.1 ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В этой связи предполагается, что работник, состоящий в трудовых отношениях с юридическим лицом, причиняет вред какому-то третьему лицу так, что у юридического лица, состоящего в трудовых отношениях со своим работником, возникает обязанность перед этим третьим лицом по его возмещению в полном объеме. Страховые правоотношения отличаются от правоотношений, возникающих из причинения вреда. Во-первых, в страховых правоотношениях возмещается не вред, а выплачивается страховое возмещение. Вред при страховых правоотношениях, возникший в результате ошибок работника юридического лица может быть нанесен не только третьим лицам, как это имеет место в правоотношениях из причинения вреда, а имуществу самого юридического лица, с которым данный работник состоит в трудовых правоотношениях и при страховании имущества он рассматривается как страховой случай. Обязательства из причинения вреда и из договора страхования образуют два совершенно разных обязательства, различных как по основаниям возникновения, так и по составу участников, по правилам осуществления и по правовым последствиям. При этом, часть 2 п.1 ст. 1068 ГК РФ раскрывает понятие работника юридического лица, под которым подразумевается любой работник, действующий по трудовому договору, либо по гражданско-правовому договору, однако применительно исключительно к обязательствам из причинения вреда, что следует из текста самой этой нормы. Таким образом, для признания действий судовладельца виновными в результате упущения его работника необходимо, чтобы таковыми являлись работники, в компетенцию которых входит осуществление возложенных на юридическое лицо обязанностей, вытекающих из задач и деятельности этого юридического лица. К таковым, как правило, относятся, генеральный директор, члены совета директоров, члены правления и другие должностные лица юридического лица, судовладельца, способные в силу своих полномочий принимать решения от имени юридического лица, либо давать указания работникам юридического лица, занимающимся непосредственно производственной деятельностью. Вморском страховании судна под грубой неосторожностью страхователя или выгодоприобретателя, ввиду особенностей торгового мореплавания, понимается не грубая неосторожность капитана и членов экипажа в управлении и эксплуатации судном, а грубая неосторожность лиц, которые полномочны принимать решения от имени страхователя или выгодоприобретателя, т.е. прежде всего, должностных лиц – руководителей данного юридического лица, которые по своему статусу могут являться представителями страхователя. Капитан и члены экипажа судна не могут рассматриваться как представители страхователя или выгодоприобретателя . Представительство возникает в результате доверенности или договора, и тогда оно является добровольным, либо на основании закона или административного акта, и тогда оно является обязательным и не зависит от воли представляемого. Основанием деятельности представителя являются его полномочия, под которыми понимается право совершать сделки от имени представляемого и тем самым создавать для него правовые последствия. Полномочия может быть установлено путем выдачи доверенности, законом, административным актом, а также явствовать из обстановки, в которой действует представитель, который имеет право в силу доверенности или закона совершать ограниченный круг сделок от имени организации. Действия по управлению судном членами экипажа и капитаном никак нельзя назвать действиями представителей. Их полномочия не основаны на доверенности, а что касается закона капитан судна в силу своего служебного положения признается представителем судовладельца и грузовладельца лишь в отношении сделок, необходимых в связи с нуждами судна, груза или плавания, а также исков, касающихся вверенного капитану судна имущества, и лишь если на месте нет иных представителей судовладельца или грузовладельца. Отсюда следует, что при толковании ст.265 КТМ РФ ошибки, совершенные капитаном и экипажем, в виде грубой неосторожности не могут расцениваться как грубая неосторожность самого страхователя, выгодоприобретателя или его представителя. При таких обстоятельствах отсутствуют основания полагать, что члены экипажа судна, вследствие грубой неосторожности которых наступил страховой случай, могут рассматриваться как представители страхователя или сам страхователь.

КТМ содержит общие специальные правила, регулирующие освобождение страховщика от ответственности при страховании судна и при страховании груза. Согласно ст. 266 при страховании судна страховщик, кроме случаев, указанных в ст. 265, не несет ответственности за убытки, причиненные вследствие: отправки судна в немореходном состоянии, если только немореходное состояние судна не было вызвано скрытыми недостатками судна; ветхости судна и его принадлежностей, их изношенности; погрузки с ведома страхователя или выгодоприобретателя либо его представителя, но без ведома страховщика веществ и предметов, опасных в отношении взрыва и самовозгорания.

Обязанность по приведению судна в мореходное состояние содержится в КТМ и Гаагско-Висбийских правил. Перевозчик не несет ответственности за немореходное состояние судна, если докажет, что немореходное состояние судна было вызвано недостатками, которые не могли быть обнаружены при проявлении им должной заботливости (скрытыми недостатками).

При погрузке опасных по своей природе грузов страхователь обязан уведомить об этом страховщика в соответствии и при невыполнении этой обязанности страховщик освобождается от ответственности за убытки. В случае если опасный груз сдан под неправильным наименованием и при приеме груза перевозчик не мог посредством наружного осмотра удостовериться в его свойствах, страховщик обязан возместить причиненные страхователю убытки, однако вправе взыскать их в порядке суброгации с отправителя. Что касается ветхости судна и его изношенности, то убытки не подлежат возмещению даже в том случае, если страховщику был известен возраст судна.

Страховщик не несет ответственности за убытки вследствие ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения Это правило связано с тем, что финансовые последствия указанных инцидентов могут быть настолько катастрофическими (например, авария на Чернобыльской АЭС), что оценка страхового риска оказывается невозможной. Вместе с тем следует иметь в виду, что эксплуатирующая организация обязана иметь финансовое обеспечение на случай причинения убытков и вреда радиационным воздействием, которое состоит (в том числе) и из страхования. Условия и порядок страхования гражданской ответственности за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием, порядок и источники образования страхового фонда определяются законом. Страховщик, предоставивший финансовое обеспечение указанной ответственности, не может приостановить или прекратить страхование, не уведомив об этом в письменной форме за три месяца до приостановления или прекращения страхования органы государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии.

Страховщик не отвечает за убытки, возникшие вследствие военных или пиратских действий, народных волнений, забастовок, а также конфискации, реквизиции, ареста либо уничтожения судна или груза по требованию соответствующих властей. Вместе с тем по соглашению сторон указанные риски также могут быть застрахованы.

Если страхователь (выгодоприобретатель) умышленно или по грубой неосторожности не принял мер по предотвращению или уменьшению убытков при наступлении страхового случая, страховщик освобождается от ответственности за убытки.

На основании вышеизложенного, следует считать, что отказ в выплате страхового возмещения , в том числе по основаниям грубой неосторожности, должен основываться строго на действующем законодательстве. В свое очередь, как страхователь так и страховщик не должны злоупотреблять нормами действующим и законодательства для своей выгоды.

Партнер

АБ «ЮРИНФЛОТ-СПб» Фирсов И.В.

www.korabel.ru

Ответственность водителя за причиненный вред — DRIVE2

Ответственность водителя за причиненный вред

В ходе постоянных поездок за рулем, водители могут стать участниками дорожно-транспортных происшествий. Часто при возникновении таких событий (ДТП) причиняется серьёзный материальный ущерб, моральный вред, а также вред здоровью пострадавших.

Давайте поговорим о тех видах ответственности, которые предусмотрены для водителей причинивших вред в результате ДТП.

Существует несколько видом ответственности при ДТП: гражданско-правовая ответственность, административная ответственность, уголовная ответственность. Разберём каждый из этих видов ответственности.

Гражданская ответственность водителя за виновное причинение вреда

Если в результате ДТП был причинен значительный материальный ущерб, моральный вред или вред здоровью, то водитель признанный виновным в данном происшествии (ДТП) может быть призван к гражданской ответственности.

Поскольку гражданская ответственность водителя застрахована по ОСАГО, то все первоначальные расходы выпадут на долю страховщика. К сожалению, страховые выплаты далеко не всегда покрывают весь причиненный ущерб.

Вместе с тем, в соответствии с частью 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ вред пострадавшему должен быть компенсирован в полном объёме. Именно поэтому пострадавшие довольно часто вынуждены обращаться к виновнику ДТП или другим лицам с требованием произвести полноценную компенсацию.

В таком случае (по общему правилу из которого есть исключения) оставшуюся сумму компенсаций должен будет платить законный владелец автомобиля в момент ДТП. Обычно – это сам виновник дорожно-транспортного происшествия.

Гражданская ответственность водителя при отсутствии вины

Некоторые водители могут удивиться, узнав, что в законодательстве предусмотрена ответственность даже за невиновное причинение вреда. Ведь логично думать, что ответственность за причиненный вред может нести только человек или организация, которые в чём-то виноваты. Однако в целом ряде случаев ответственность без вины в законодательстве всё же установлена. Например, такая ответственность предусмотрена при управлении водителем автотранспортным средством.

Дело в том, что транспортное средство — источник повышенной опасности. Такой объект (источник повышенной опасности) имеет два очень неприятных качества: транспортное средство имеет серьёзные опасные свойства для людей и окружающих предметов; эти свойства никак не могут быть контролируемы человеком (водителем) в полной мере.

Именно из-за этого в законодательстве (статья 1079 Гражданского кодекса РФ) была предусмотрена обязанность владельца источника повышенной опасности возместить причиненный (этим источником) вред, если он не докажет, что вред возник из-за умысла потерпевшего или силы непреодолимого характера.

Как видно из положений статьи 1079 ГК РФ водитель, сбивший пешехода, в подавляющем большинстве случаев будет платить за причиненный ущерб, даже если пострадавший сам виноват в ДТП.

Здесь нужно учитывать, что обязанность возмещать причиненный вред может быть возложена не на самого водителя, а на других лиц. Н

www.drive2.ru

ВС объяснил, кто должен платить за выбоины на дороге — Верховный Суд Российской Федерации

Верховный суд (ВС) РФ поддержал автомобилистов в спорах с компаниями, которые несут ответственность за состояние дорог: высшая инстанция разъяснила, что причинённый машинам ущерб из-за некачественного покрытия трасс должны возмещать как раз эти организации. Также именно на них возлагается обязанность доказывать, что водитель действовал намеренно либо проявил грубую неосторожность при происшествиях, связанных с состоянием дорог, поясняет ВС РФ. 

Ущерб от ям и выбоин 

В обзоре судебной практики суд ссылается на иск автомобилиста, попавшего в выбоину на проезжей части дороги, что привело к значительным механическим повреждениям автомобиля. Водитель обратился в суд с иском к управлению автомобильных дорог о возмещении ущерба, сославшись на то, что ответчик в нарушение требований закона не обеспечил безопасность дорожного движения на трассе. 

Однако суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказали.

В частности, апелляционная инстанция сослалась на статью 1083 Гражданского кодекса РФ, согласно которой не подлежит возмещению вред, возникший вследствие умысла потерпевшего. Также она регламентирует, что если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то размер компенсации должен быть уменьшен.

При этом суд возложил обязанность на водителя доказывать, что он ненамеренно попал в дорожную выбоину или вел себя за рулём с грубой неосторожностью из-за чего и угодил в яму.  

Верховный суд РФ с таким взглядом на подобные ситуации категорически не согласился. 

Позиция ВС 

Высшая инстанция напоминает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 ГК РФ). Лицо, причинившее вред, освобождается от выплаты компенсации, если докажет, что ущерб причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ).

В спорном случае апелляционная инстанция установила, что дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля истца и, соответственно, причинение ущерба возникло в связи с наездом машины на выбоину в дорожном покрытии с размерами, превышающими предельно допустимые: длина повреждения составляет 15,3 м, ширина — 1,8 м, глубина — 0,26 м.

При этом ГОСТ устанавливает, что покрытие проезжей части не должно иметь просадок, выбоин и иных повреждений, затрудняющих движение транспортных средств с разрешенной Правилами дорожного движения скоростью, а предельные размеры ям составляют по длине 15 см, по ширине — 60 см, по глубине — 5 см.

В рассматриваемом деле инспектор ДПС установил нарушение требований ГОСТ: он составил схему места происшествия с указанием повреждения покрытия и приложил к материалам фотографию выбоины. 

Также управление автомобильных дорог признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статье 12.34 КоАП РФ, и ему назначено административное взыскание в виде административного штрафа. Данное постановление ответчиком не обжаловалось и вступило в законную силу.

«Указанные факты были установлены судом и свидетельствуют о ненадлежащем содержании дороги ответчиком.

Таким образом, суд второй инстанции установил наличие всех обстоятельств, совокупность которых предполагает возложение на ответчика обязанности возместить причиненный вред истцу», — считает ВС. 

Между тем суд почему-то решил применить статью 1083 ГК РФ для отказа во взыскании ущерба. По нормам этой статьи, если потерпевший действовал умышленно, то возмещение ему ущерба не положено. 

При этом по смыслу приведенной правовой нормы, обязанность по доказыванию в действиях потерпевшего умысла или грубой неосторожности, содействовавших возникновению или уменьшению ущерба, возлагается на причинителя вреда. В данном деле — на управление автомобильных дорог.

Однако в нарушение положений статьи 56 ГПК РФ суд возложил обязанность доказать отсутствие виновных действий на истца, чем было допущено существенное нарушение норм процессуального права, которое повлияло на исход дела, и без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, отмечает ВС РФ. 

В связи с чем судебная коллегия отменила решение суда и отправила дело на новое рассмотрение в апелляционной инстанции. 

Алиса Фокс 

www.vsrf.ru

Категория грубой неосторожности в практике судов общей юрисдикции.

Материал из Википедия страховании

Автор:

С.В. Дедиков, старший партнер Общества страховых юристов, советник Московского перестраховочного общества

Категория грубой неосторожности в практике судов общей юрисдикции

    В соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ лишь законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя. В настоящее время таких законодательных актов нет.

    Под грубой неосторожностью понимается такое поведение лица, когда оно осознает противоправный и вредоносный характер своих действий или бездействия, либо, если не осознает этого, то по обстоятельствам дела должно было осознавать, но легкомысленно рассчитывает на предотвращение негативных последствий.

    В практическом плане в качестве грубой неосторожности квалифицируются любые нарушения инструкций, правил безопасности, административных запретов.

    При этом во всех стандартных правилах страховщиков именно грубая неосторожность страхователя или выгодоприобетателя указывается в качестве главного основания для освобождения страховщика от ответственности (она составляет до 80% от общего числа исключений из страхового покрытия и оснований для отказа страховщика в выплате страхового возмещения). Так, в стандартных правилах страхования каско транспортных средств под понятие грубой неосторожности подпадают такие исключения из страхового покрытия, как причинение ущерба объекту страхования в результате нарушения Правил дорожного движения, правил эксплуатации транспортного средства, использования неисправной автомашины или мотоцикла и т.п. При страховании квартир и домов под эту категория подпадают нарушения правил пожарной безопасности, нарушение правил установки и использования оборудования и т.д.

    Следует подчеркнуть, что, несмотря на императивный характер указанной нормы закона, практика правоприменения во многом зависит от толкования закона судами. Это важно учитывать, имея в виду, что в гражданском праве легальное и четкое определение понятия грубой неосторожности отсутствует. Есть определенная проблема и в формулировке самой нормы ч. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ – там речь идет об освобождении страховщика от ответственности при наступлении страхового случая. Если же соответствующие обстоятельства, связанные с виновным поведением страхователя или выгодоприобретателя, указать как исключение из страхового покрытия, то есть, говоря попросту, страховщик такой риск не страхует, то вроде бы и оснований для применения данной нормы закона нет, поскольку нет и страхового случая.

    Практика судов общей юрисдикции в плане применения грубой неосторожности в страховании вначале складывалась следующим образом – суды, исходя из принципа свободы договора, отдавали безусловный приоритет положениям стандартных правил страхования, которые предусматривали освобождение страховщика в той или иной форме от ответственности в ситуации, когда страховой случай наступил вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

    В частности, Верховный суд РФ в своем определении от 22 декабря 2006 года по делу N 78-В06-60 отметил, что хищение автомобиля вместе с регистрационными документами и ключами, неприведение в действие противоугонной системы, в соответствии со стандартными правилами страхования, не является страховым случаем, и не признал обоснованной ссылку на ст. 963 ГК РФ.

    Однако затем, его подход изменился на 180 градусов. В Обзор законодательства и судебной практики Верховного суда Российской Федерации за четвёртый квартал 2007 года, который утвержден постановлением Президиума Верховного суда Российской Федерации от 27 февраля 2008 года, было включено определение судебной коллегии этого суда, в котором указано, что страховщики не имеют права предусматривать в своих стандартных правилах и договорах страхования основания для освобождения себя от ответственности, которые не установлены законом. Тем самым полностью исключена возможность применения страховщиками любых оснований для отказа в страховой выплате, если страховой случай наступил вследствие грубой неосторожности страхователя, застрахованного лица или выгодоприобретателя, так как, повторю, закон сегодня такого основания не предусматривает.

    В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда Российской Федерации за четвертый квартал 2009 года, утвержденном постановлением Президиума ВС РФ от 10 марта 2010 года, приведено определение по делу N 5-В09-139, где исследуемый вопрос решен еще раз с исчерпывающей полнотой.

    Судебная коллегия высшей инстанции судов общей юрисдикции подчеркнула, что форма вины страхователя (водителя) имеет юридическое значение и подлежит установлению при решении вопроса об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения.

    По делу было установлено, что 29 марта 2006 г. между Е. и страховой компанией на условиях, предусмотренных Правилами страхования транспортных средств, утвержденными приказом генерального директора страховой компании (далее — Правила страхования), заключен договор добровольного имущественного страхования принадлежащего истице Е. автомобиля по риску «автокаско» (хищение и ущерб). По риску «ущерб» страховое возмещение предусматривалось в том числе при повреждении или уничтожении автомобиля вследствие дорожно-транспортного происшествия (п. 3.2 Правил страхования).

    В пп. 3.3.1 и 3.3.12 указанных Правил страхования оговаривалось, что не являются страховыми случаями гибель или повреждение транспортного средства или дополнительного оборудования в результате событий, произошедших в связи с нарушением страхователем (водителем) Правил дорожного движения.

    5 августа 2006 г. в результате дорожно-транспортного происшествия (далее — ДТП), произошедшего по причине нарушения водителем Е. п. 10.1 Правил дорожного движения, повреждено застрахованное имущество — наступила конструктивная гибель автомобиля. Письменным извещением от 31 августа 2006 г. в выплате страхового возмещения истице отказано, поскольку страховщик не признал событие страховым случаем.

    Между тем п. 2 ст. 9 Закона РФ от 27 ноября 1992 года N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» определяет страховой риск как предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование, а страховой случай — как совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю либо иным лицам.

    Наступление страхового случая состоит в причинении вреда в результате возникшей опасности, от которой осуществляется страхование.

    Согласно п. 3.2 Правил страхования страховым риском, то есть предполагаемым событием, на случай наступления которого осуществлялось страхование, являлось повреждение транспортного средства, включая его полную конструктивную гибель, вследствие ДТП без каких-либо исключений. В этой связи указание в п. 3.3.12 Правил страхования на то, что события, произошедшие в связи с нарушением страхователем (водителем) Правил дорожного движения, не являются страховым случаем, не может быть признано правомерным, поскольку опасностью, от которой осуществлялось страхование, являлось повреждение транспортного средства вследствие любого ДТП, а не только того, которое произошло не в связи с нарушением страхователем (водителем) Правил дорожного движения.

    Кроме того, при описании опасностей, от которых осуществлялось страхование, путем перечисления исключений из этих опасностей необходимо учитывать императивные нормы закона, регулирующего соответствующие отношения, поскольку договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, то есть стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону (ст. 422 ГК РФ). Правила страхования, являясь в силу п. 1 ст. 943 ГК РФ неотъемлемой частью договора страхования, не должны содержать положений, противоречащих гражданскому законодательству и ухудшающих положение страхователя по сравнению с установленным законом.

    Так, по смыслу п. 1 ст. 963 ГК РФ, действия самого страхователя, в том числе связанные с нарушением им Правил дорожного движения, могут влиять как на наступление страхового случая, так и на размер последствий, возникающих в результате его, в силу чего указанное лицо несет ответственность за свои действия, выражающуюся в освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения, если такие действия были совершены умышленно.

    Законом могут быть предусмотрены также случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

    Таким образом, при наличии в действиях страхователя определенной формы вины могут наступать неблагоприятные последствия в виде отказа в выплате страхового возмещения, но не отказ в признании возникшей опасности (в данном случае — ДТП) страховым случаем.

    Однако суд, делая необоснованный вывод о том, что в результате ДТП, совершенного по вине водителя Е., страховой случай не наступил, не проанализировал положения ст. 963 ГК РФ, Закона об организации страхового дела, определяющие понятия «страховой риск» и «страховой случай», условия конкретных Правил страхования и пришел к неправильному заключению о том, что определение формы вины страхователя (водителя) не имеет юридического значения и не подлежит установлению при решении вопроса об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения.

    Между тем п. 3.3.12 Правил страхования, не относящий к страховым случаям события, произошедшие в связи с нарушением страхователем (водителем) Правил дорожного движения, при наличии указания о страховании риска повреждения транспортного средства вследствие ДТП без каких-либо исключений, противоречит ст. 963 ГК РФ и ухудшает положение страхователя по сравнению с установленным законом, так как закон предусматривает возможность отказа в выплате страхового возмещения только вследствие умысла или грубой неосторожности страхователя, в то время как содержащееся в п. 3.3.12 указанных Правил страхования вышеназванное положение лишает страхователя возможности получить страховое возмещение при наличии в действиях страхователя простой неосторожности.

    Это обстоятельство имеет существенное значение для правильного разрешения дела.

    По изложенным основаниям нельзя согласиться с выводом суда об отсутствии противоречий между п. 3.3.12 Правил страхования и п. 1 ст. 963 ГК РФ, поскольку он сделан без исследования вопроса о форме вины страхователя и требований указанных выше законов.

    Учитывая указанные обстоятельства, судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    В настоящее время суды общей юрисдикции не определились окончательно только в вопросе квалификации состояния опьянения страхователя или выгодоприобетателя, приведшего или, по крайней мере, способствовавшего наступлению страхового случая. Поскольку абсолютное большинство судей – женщины, то, судя по всему, они ментально не готовы закрывать глаза на данное обстоятельство и почти в 100% случаев отказывают страхователям или выгодоприобретателям в удовлетворении исков о взыскании со страховщиков страхового возмещения. Между тем, состояние опьянения – это типичная форма грубой неосторожности, когда лицо осознает вредоносные и противоправные последствия своего поведения, но легкомысленно рассчитывает предотвратить их наступление – как известно, пьяному и море по колено.

    Видимо, Верховному суду РФ следует четко определиться и в этом вопросе.

    А, в принципе, чтобы обеспечить необходимую гибкость страховых правоотношений и баланс интересов участников страховых сделок, целесообразно было предусмотреть в законе, что освобождение страховщика от ответственности, когда страховой случай наступил вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя, может иметь место и в силу закона и в соответствии с условиями договора страхования.

    Необходимо также иметь в виду, что стандартных правилах страхования обстоятельства, о которых говорилось выше, могут быть указаны как увеличение страхового риска, что, кстати, в полной мере соответствует действительности. На самом деле, если водитель нарушает Правила дорожного движения, то разве риск дорожно-транспортного происшествия не возрастает? В соответствии с п. 1 ст. 959 ГК РФ в период действия договора имущественного страхования страхователь (выгодоприобретатель) обязан незамедлительно сообщать страховщику о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска. Значительными во всяком случае признаются изменения, оговоренные в договоре страхования (страховом полисе) и в переданных страхователю правилах страхования.

    Страховщик, получивший уведомление об обстоятельствах, влекущих увеличение страхового риска, вправе потребовать изменения условий договора страхования или уплаты дополнительной страховой премии соразмерно увеличению риска.

    Если страхователь (выгодоприобретатель) возражает против изменения условий договора страхования или доплаты страховой премии, страховщик вправе потребовать расторжения договора в соответствии с правилами, предусмотренными главой 29 настоящего Кодекса.

    При неисполнении страхователем либо выгодоприобретателем обязанности по своевременному уведомлению страховой компании об увеличении страхового риска страховщик вправе потребовать расторжения договора страхования и возмещения убытков, причиненных расторжением договора. Более того, во многих стандартных правила страхования предусматривается, что невыполнение указанной обязанности страхователем или выгодоприобретателем дает страховщику право отказать в страховой выплате. Надо сказать, что суды довольно часто поддерживают страховщиков в подобной ситуации и отказывают в удовлетворении иска к ним о взыскании страхового возмещения, установив факт увеличения в период действия договора страхового риска и невыполнение обязанности по уведомлению об этом страховщика. Суды при этом ссылаются на ст. 310 ГК РФ, которая не допускает одностороннего изменения обязательств.

    В этой связи страхователю целесообразно требовать, чтобы в договоре страхования был указан исчерпывающий перечень обстоятельств, которые квалифицируются как увеличение страхового риска. Следует подчеркнуть, что сейчас и Федеральная служба страхового надзора требует от страховщиков указывать в стандартных правилах страхования закрытый список обстоятельств, рассматриваемых как увеличение страхового риска.

    Наконец, если неисправность автомашины или иного транспортного средства возникла неожиданно в ходе поездки, то, понятно, что страхователь или выгодоприобретатель, во- первых, могут сразу не осознать это именно как существенную неисправность, а, во- вторых, могут не успеть уведомить страховщика до момента аварии.

    Есть тут и проблема некоторого несоответствия нормы ч. 2 п. 1 ст. 963 и ст. 959 ГК РФ. Какая из них имеет преимущество? Формально это однопорядковые правовые нормы, но, на мой взгляд, приоритет все-таки нужно отдавать положениям ч. 2 п. 1 ст. 963 Кодекса, так как они направлены на защиту слабейшей стороны страховой сделки – страхователя и слабейшего участника страхового правоотношения – выгодоприобретателя, тогда как ст. 959 Кодекса имеет своей целью защиту интересов страховщика.

    Надо отметить, что данные вопросы пока достаточно слабо проработаны в теории страхового права и в страховой практике, поэтому здесь могут быть разные точки зрения. Вот почему, подчеркну еще раз, так важно, чтобы все соответствующие позиции были четко урегулированы в стандартных правилах и договоре страхования.

Все материалы на эту тему:

wiki-ins.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о